schwarzik: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] aquareus в
УБИЙЦЫ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ

11.11.2013, Елена Кузнецова


Вы, наверное, думаете что речь в нашей статье пойдет о наемниках или банде убийц, однако все гораздо проще.

Нам стали известны некоторые шокирующие подробности ужасающие своим цинизмом и бездушием людей, которые вместо того, чтобы спасать человеческие жизни, зарабатывают колоссальные суммы, а тех кому «не повезло» жестоко и бесчеловечно списывают с всевозможными медицинскими диагнозами, используя для этого служебное положение.
Read more... )

schwarzik: (Default)
Связь корево-паротитно-краснушной вакцины и аутизма подтверждают суды


Два значимых события – поражение американского правительства в очередном «вакцинном» суде и появление новых научных данных – подтвердили, что врач, ученый и директор канала Autism Media Channel [AMC] Эндрю Вейкфиелд, а также родители больных аутизмом детей все это время были правы.

В соответствии с опубликованным 13 декабря 2012 года решением «вакцинного» суда, сотни тысяч долларов будут выплачены Райану Моджаби, у которого, по словам его родителей, прививки MMR-вакциной (паротит, корь, краснуха) вызвали «серьезное поражение мозга». Райану был поставлен диагноз «расстройство аутического спектра» (Autism Spectrum Disorder, ASD).

Позднее в том же месяце американское правительство потерпело еще одно серьезное поражение, когда суд предписал выплатить молодой Эмили Моллер из Хьюстона компенсацию из-за связанного с MMR-вакциной поражения мозга, приведшего к аутизму.

Эта два случая следуют за другими похожими решениями итальянского и американского судов (Ханна Полинг, Бэйли Бэнкс, Мисти Хъятт, Киенан Фриман, Валентино Бокка и Джулия Граймс), в которых правительство проиграло. Суды постановили, что вакцины действительно привели к поражению мозга у упомянутых детей. Это, в свою очередь, вызвало аутизм. Вакцина MMR была связующим звеном во всех случаях.

Тем временем, ученые и врачи из университета Wake Forest в Нью-Йорке, а также из Венесуэллы обнародовали данные, которые не только подтверждают наличие воспаления кишечника у детей с аутизмом, но и указывают, что этой болезни ранее не существовало [1]. Используя сложные лабораторные методы, доктор Стив Уокер (Steve Walker) и его коллеги подтвердили выводы Вейкфиелда путем демонстрации молекулярных изменений в тканях кишечника, которые были ярко выражены и без сомнения аномальны.

После 1998 года доктор Вейкфиелд обнаружил и обнародовал данные о воспалении кишечника у детей с аутизмом [2]. Опираясь на медицинские истории больных детей, он связал это воспаление и сам аутизм с прививкой от паротита, кори и краснухи. С тех пор он неоднократно подвергался жестким нападкам со стороны средств массовой информации, правительства, врачей и фармацевтической индустрии. Вследствие заведомо ложных и весьма дискредитирующих заявлений о научном мошенничестве, исходящих от британского журналиста Брайана Дира и Британского Медицинского Журнала, в настоящий момент доктор Вейкфиелд находится в состоянии судебного разбирательства против них [3].

В то время как новые исследования со всего мира подтверждают выводы Вейкфиелда о воспалении кишечника у больных аутизмом детей [4] и его точку зрения о некорректности исследований по безопасности вакцины MMR [5], карьера доктора была разрушена ложными обвинениями. Не смотря на это, он продолжает усердно работать с целью помочь справиться с катастрофой аутизма.

Частота заболевания аутизмом в развитых странах стремительно возросла: в наши дни приблизительно 1 из 25 детей страдает от этого недуга. Тем временем правительства, у которых нет никаких объяснений этому явлению и которые боятся потерять доверие населения, продолжают отрицать связь вакцин с аутизмом, и это не смотря на неоднократные решения суда.

Вот что сказал доктор Вейкфиелд, находясь в своем доме в Остине, штат Техас:

«Осталось очень мало сомнений в том, что вакцины могут вызвать и на самом деле вызывают аутизм. В приведенных случаях связь побочной реакции на прививку MMR, которая в итоге привела к поражению мозга и аутизму, весьма убедительна. Теперь вопрос в том, сколько еще детей должно пострадать. Родители были правы все это время. Правительствам пора уже перестать разглагольствовать, ведь детей продолжают калечить».

Доктор Эндрю Вейкфиелд – автор бестселлеров, основатель некоммерческой организации по исследованию аутизма Strategic Autism Initiative (SAI), директор Autism Media Channel.

Перечень исследований, подтверждающих выводы доктора Вейкфиелда:
The Journal of Pediatrics November 1999; 135(5):559-63
The Journal of Pediatrics 2000; 138(3): 366-372
Journal of Clinical Immunology November 2003; 23(6): 504-517
Journal of Neuroimmunology 2005
Brain, Behavior and Immunity 1993; 7: 97-103
Pediatric Neurology 2003; 28(4): 1-3
Neuropsychobiology 2005; 51:77-85
The Journal of Pediatrics May 2005;146(5):605-10
Autism Insights 2009; 1: 1-11
Canadian Journal of Gastroenterology February 2009; 23(2): 95-98
Annals of Clinical Psychiatry 2009:21(3): 148-161
Journal of Child Neurology June 29, 2009; 000:1-6
Journal of Autism and Developmental Disorders March 2009;39(3):405-13
Medical Hypotheses August 1998;51:133-144.
Journal of Child Neurology July 2000; ;15(7):429-35
Lancet. 1972;2:883–884.
Journal of Autism and Childhood Schizophrenia January-March 1971;1:48-62
Journal of Pediatrics March 2001;138:366-372.
Molecular Psychiatry 2002;7:375-382.
American Journal of Gastroenterolgy April 2004;598-605.
Journal of Clinical Immunology November 2003;23:504-517.
Neuroimmunology April 2006;173(1-2):126-34.
Prog. Neuropsychopharmacol Biol. Psychiatry December 30 2006;30:1472-1477.
Clinical Infectious Diseases September 1 2002;35(Suppl 1):S6-S16
Applied and Environmental Microbiology, 2004;70(11):6459-6465
Journal of Medical Microbiology October 2005;54:987-991
Примечания:
[1] Walker S., Fortunado J, Krigsman A., Gonzalez L. Identification of Unique Gene Expression Profile in Children with Regressive Autism Spectrum Disorder (ASD) and Ileocolitis
[2] Wakefield AJ. Callous Disregard: Autism and Vaccines – The Truth Behind a Tragedy. 2010. Skyhorse Publishing, NY, NY. Chapter 1, footnotes 1 & 4, p.20
[3] For Affidavits see www.DrWakefieldJusticeFund.org
[4] Wakefield AJ. Waging War on the Autistic Child. 2012 Skyhorse Publishing NY, NY. Chapter 2, footnotes 2 11, pp. 255 256
[5] Jefferson T et al, Unintended events following immunization with MMR: a systematic review. Vaccine 21 (2003) 3954–3960
Источник: http://radetel.ru/rubric/health/50.html
schwarzik: (Default)
03 сентября 2013 Наталья Антонова

«Он очень не хотел умирать в одиночестве», — рассказывает мне про своего отца женщина по имени Марина. Марина хочет говорить только по телефону, так как не хочет, чтобы я увидела, как она плачет. «А когда речь заходит о папе, я до сих пор плачу».


Пожилой отец Марины умер несколько лет назад в московской реанимации. Один. Как и большинство россиян, Марину не допустили к отцу даже чтобы попрощаться.

Заведующая отделением на Марину еще и поорала — дескать, не фиг тут путаться под ногами, ну помер, ну и что, старый он был, отмучался уже, радоваться надо, а не плакать, и вообще, идите, женщина, отсюда, не мешайте работать.

На Западе одинокая смерть за закрытой дверью реанимации считается дикостью. Когда я написала англоязычную статью про то, как часто это случается в России, мои друзья из Великобритании и США долго не могли врубиться.

— Я не понимаю, чем российские врачи обосновывают такие порядки? — написала мне моя подруга Джинни, которая работает врачом в Нью-Йорке.

— Стерильностью обосновывают, — ответила ей я.

— Чушь какая-то. Реанимация — это же не операционная!

Наивная Джинни! Она не знает, что, судя по российскому примеру, американские врачи — полные лохи, ведь они разрешают родным посещать реанимации почти во всех случаях. Только посетителей с симптомами ОРВИ просят удалиться.

Британские врачи тоже, наверное, идиоты. Условия работы у них труднее, чем у коллег в США. Если речь идет о государственных учреждениях, порой в реанимации и стул между койками поставить трудно. Но родных все равно почему-то пускают. Вот такие лузеры работают в британской медицине!

Но главный лузер, конечно, это Всемирная организация здравоохранения, которая еще десятки лет назад признала, что больной ребенок в больнице поправляется быстрее, если к нему допускают родителей — и что это касается и детей в тяжелом состоянии. Бред, правда? Гораздо гуманнее ребенка в реанимации привязывать веревками к койке, например, а родителям цедить сквозь зубы о том, что «вам тут не место».

Главная проблема в том, что они видят пациента как объект для манипуляций — и считают, что это правильно, что иначе нельзя

— Я тебя прошу, ну не вини ты во всем врачей. Это же система. Нет четко разработанных правил по посещению больных и нет обмена опыта с Западом по этому вопросу. И, главное, никто не учит молодого врача правильно общаться с пациентом и с его родными. Это вообще не считается приоритетным. Ты мне сама скажи, что проще сделать в такой ситуации? Проще захлопнуть дверь, конечно.

Это говорит Ваня, мой новый знакомый. Он работает реаниматологом и принципиально не называет своей фамилии — боится, что на работе его «не так поймут». По словам Вани, сейчас российским врачам есть чего бояться, потому что «по многим вопросам нет четких правил».

— А про зарплаты наши я вообще молчу! — бодро говорит он мне.

Я спрашиваю его, являются ли маленькие зарплаты препятствием для гуманизации российской медицины.

— В регионах — наверное, да. Но вот в Москве можно встретить много высокооплачиваемых специалистов, которые такие прожжённые циники, что тебе и не снилось. Главная проблема в том, что они видят пациента как объект для манипуляций — и считают, что это правильно, что иначе нельзя.

«Иначе нельзя». Эта фраза преследует меня, пока я пытаюсь вникнуть в суть тюремных порядков в реанимации. Люди на мои вопросы о правилах посещения делают круглые глаза. «Разве можно по-другому? Ты издеваешься, что ли?»

Марина, дочка старика, который очень не хотел умирать один, объясняет такой менталитет всеобщей затюканностью.

Заведующая отделением сказала: «Вы что, не понимаете? Он умирает». Он умирает — а вы, дорогие родственники, чешите отсюда. Не ваше это дело — смерть любимого и родного маленького мальчика

— У людей сложная жизнь, сложный быт, зарплаты маленькие. Я вот на ту женщину-врача даже жаловаться не стала, хотя она вела себя некорректно, и повод был. Но мне ее жалко стало — говорит она.

— А себя вам не жалко? А отца? А других, над которыми она точно так же будет издеваться, — не жалко?

— Жалко, но я ведь тоже затюканная! — неожиданно начинает смеяться Марина.

Маму маленького Никиты, который умер этим летом в отделении реанимации центральной больницы города Железнодорожный, тоже зовут Марина, Марина Десницкая. В отличие от других, Десницкая не стесняется публичности. Ее тоже не допустили в реанимацию — и она хочет, чтобы с другими впредь так не поступали.

По словам Десницкой, за день до смерти Никиты, заведующая отделением Инна Демехина сказала: «Вы что, не понимаете? Он умирает». Он умирает — а вы, дорогие родственники, чешите отсюда. Не ваше это дело — смерть любимого и родного маленького мальчика.

Я говорила с Демехиной по телефону. Сначала она была любезна — и уверяла меня, что к умирающим детям у них в реанимации родителей пускают. Но услышав, что жители ее города жалуются на нее, Демехина обиженно заявила мне, что «неправильно» задавать ей всякие неудобные вопросы. И я в этот момент очень хотела войти в ее положение, хотела ее оправдать, хотела объяснить ей, что я ее тоже понимаю. А потом мне стало ясно, что я сама уже становлюсь затюканной жертвой стокгольмского синдрома.

В гостях у Десницкой в Железнодорожном мы долго разглядывали фотографии Никиты, мальчика с огромными карими глазами. У Никиты был рак мозга — какое-то время он провел в Первом московском хосписе. Я как-то уже приходила туда брать интервью, и вспомнила, как странно мне было стоять в коридоре в ожидании Нюты Федермессер, основателя Фонда помощи хосписам «Вера».

Странно мне было от того, что вокруг сновали работники хосписа, которые не приставали ко мне с агрессивными вопросами в ключе «а кто вы такая и что вы здесь делаете». Странно было от того, что находясь в медицинском учреждении, я поняла, что там нет такого привычной для меня атмосферы каземата.

В Первом московском хосписе особый дух. Тот же дух, кстати, присутствует и дома у Десницкой, женщины со светящимся лицом, о котором можно сказать «лик». Она в жутких обстоятельствах потеряла старшего сына, но не сломалась.

«Только не надо давить на эмоции». Так обычно говорят врачи, когда поднимается тема посещения реанимаций. Мне кажется, всем этим врачам стоит познакомиться с Мариной Десницкой — спокойной, тихой, уверенной в себе. Десницкая не будет давить на эмоции — она просто без лишнего пафоса расскажет, что есть такое понятие, как человеческое достоинство, и достойно нужно не только жить, но и умирать.

http://www.mn.ru/oped/20130903/355636079.html

Profile

schwarzik: (Default)
schwarzik

December 2016

S M T W T F S
     1 23
4 56 78910
11121314 1516 17
18192021 22 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 05:43 am
Powered by Dreamwidth Studios